17.04.2020

Украина и деоффшоризация: насколько близки друг ко другу

Украина и деоффшоризация: насколько близки друг ко другу

С целью отвлечения от мировых новостей борьбы с пандемией коронавируса предлагаем напомнить о такой глобальной теме, как борьба с оффшорами.

С конца августа 2019г. в ВРУ было зарегистрировано сразу несколько законопроектов, направленных непосредственно на деоффшоризацию в Украине. В марте 2020 года на своём заседании Комитет ВРУ по вопросам европейской интеграции рекомендовал Верховной Раде принять в первом чтении три “деоффшорных” законопроекта:

  • 1185 о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины: о введении налога на выведение капитала и об имплементации стандартов противодействия размыванию налоговой базы и вывода прибыли за границу:
    • так, с 1 января 2017 года Украина присоединилась к Программе расширенного сотрудничества в рамках ОЭСР и взяла на себя обязательства комплексно имплементировать для начала Минимальный стандарт Плана действий BEPS—основные мероприятия Плана действий BEPS, направленные на повышение эффективности противодействия «вредным» налоговым практикам, то есть ведения плательщиками своей деятельности через юридические лица, зарегистрированных в так называемых «низконалоговых» странах (шаг 5 Плана действий BEPS) и противодействии злоупотреблениям при применении налоговых конвенций (шаг 6 Плана действий BEPS) путём создания новой модели корпоративного налогообложения. Также предлагаемые изменения обеспечивают имплементацию Многосторонней конвенции о выполнении мероприятий, касающихся соглашений о налогообложении, с целью противодействия размыванию базы и выведению прибыли из-под налогообложения (MLI), вступившей в силу 2 апреля 2019г.

Итого, законопроект предусматривает с 1 января 2021 года замену налога на прибыль предприятий налогом на выведение капитала. Также законопроектом предусматривается, что сумма дивидендов, выплачиваемая за 2020 год, не будет облагаться налогом на выведение капитала в пределах объема налогооблагаемой прибыли, из которой ранее был уплачен налог на прибыль предприятий. Этим же проектом предусматривается прозрачное регулирование налогообложения иностранных компаний и введение ряда эффективных антиоффшорных мероприятий (Шаг 3 Плана действий BEPS), а классические схемы вывода капитала (проценты, роялти, инвестиции за границу) становятся прямыми объектами налогообложения (Шаги 4, 5 Плана действий BEPS). Кроме того, законопроектом также совершенствуется контроль за трансфертным ценообразованием (Шаги 8-10 Плана действий BEPS).

Итак, объектом обложения налогом на выведение капитала определяются операции по выводу капитала и операции, приравненные к операциям по выводу капитала.
К операциям по выводу капитала принадлежат:

  • выплата дивидендов в пользу неплательщика налога,
  • выплата части прибыли государственными или коммунальными предприятиями,
  • возврат вкладов владельцу корпоративных прав — неплательщику налога (в сумме, превышающей стоимость взноса, совершенного основателем и / или владельцем в уставный капитал такого юридического лица) и др.

К операциям, приравненных к операциям по выводу капитала, в частности, относятся:

  • проценты, уплаченные нерезидентам-связанным лицам и нерезидентам, зарегистрированным в государствах, являющихся «низконалоговыми» юрисдикциями;
  • выплаты в рамках договоров страхования или перестрахования в пользу страховщиков-нерезидентов;
  • финансовая помощь, предоставленная плательщиком налога неплательщику налога, не подлежит возврату или предоставлена ​​связанному лицу, или предоставлена ​​несвязанной лицу и остается невозвращённой в течение 12 месяцев (кроме отдельных случаев)
  • выплата (перевод), что осуществляется в связи с: переводом средств со счетов в украинских банках на счета налогоплательщика, открытые за рубежом для погашения обязательств, возникших по договорам, исполнение которых не приводит к зачислению средств на счета налогоплательщиков в украинских банках или к получению налогоплательщиком имущества, работ, услуг;
  • хозяйственные операции, признанные контролируемыми по правилам трансфертного ценообразования, если их условия не соответствуют принципу «вытянутой руки;
  • операции по безвозмездному предоставлению имущества неплательщику налога (кроме отдельных случаев);
  • выплаты, производимые в связи с вложением в объекты инвестиций (в том числе приобретением имущества), которые находятся за пределами территории Украины, в связи с приобретением работ, услуг у неплательщика налога-нерезидента и/или передача имущества, оказание работ, услуг неплательщику налога — нерезиденту (если расчёты или поставки имущества, работ, услуг по соответствующим операциям не осуществляется в 360-дневной или иной срок в соответствии с законодательством);
  • средства и/или стоимость имущества, переданные в уставный капитал неплательщика налога;
  • средства и/или стоимость имущества, выплаченные в связи с приобретением товаров, работ и услуг у связанных физических лиц, применяющих упрощённую систему налогообложения;
  • выплата роялти в суммах превышения лимита и в других отдельных случаях.

Так, операции, которые обычно используются для размывания налоговой базы в Украине (выплата процентов по кредитам компаниям в «низконалоговых» юрисдикциях, выплата дивидендов нерезидентам, инвестиции за границу) становятся прямым объектом налога на выведение капитала.
Законопроект исключает злоупотребления положениями налоговых конвенций путем применения заниженных или нулевых ставок налога для отдельных видов доходов нерезидентов, поскольку налог на выведение капитала оплачивается исключительно плательщиками такого налога (то есть в принципе отсутствует удержания налога с любых доходов нерезидентов, являющихся предметом налоговых конвенций).

А плательщиками налога на выведение капитала предусмотрено определить резидентов (субъектов хозяйствования — юридических лиц, осуществляющих хозяйственную деятельность как на территории Украины, так и за её пределами) и нерезидентов (юридических лиц, осуществляющих на территории Украины определённую деятельность, и постоянные представительства нерезидентов, осуществляющих деятельность на территории Украины).

Предлагается применять следующие ставки налога на выведение капитала:

  • 15% — к операциям по выводу капитала;
  • 20% — к операциям, приравненных к операциям по выводу капитала (кроме указанных ниже операций, облагаемых по ставке 5%);
  • 5% — по операциям о выплате средств во исполнение долговых обязательств связанным лицам-нерезидентам (а в случаях превышения совокупной суммы долговых обязательств перед всеми связанными лицами-нерезидентами над суммой собственного капитала плательщика более, чем в 3,5 раза (а для финансовых учреждений и компаний, производящих исключительно лизинговую деятельность—более, чем в 10 раз) или в случае регистрации нерезидента в государстве, которое принадлежит к «низконалоговым» юрисдикциям, будет применяться ставка 20%).

Имплементация налога на выведение капитала обеспечит налогообложение всех операций, направленных на вывод капитала из бизнеса, в частности путём выплаты дивидендов лицам, которые не являются плательщиками налога на выведение капитала.

При этом налог на выведение капитала по своей сути не является налогом на репатриацию, поскольку он не удерживается из доходов нерезидентов, а уплачивается резидентом, осуществляющим выплату. Поэтому к налогу на выведение капитала не будут применяться положения конвенций об избежании двойного налогообложения.
Кроме этого, налог на выведение капитала также исключает размывание налоговой базы налогоплательщика путём уплаты процентов по финансовым инструментам (кредитам, займам и т.п.) связанным лицам-нерезидентам и отнесения таких процентных платежей в состав расходов, поскольку такие операции также являются объектом налогообложения налога на выведение капитала.

Законопроектом также ставится цель перехода к международным стандартам финансовой отчётности  (Шаг 13 Плана действий BEPS).

А внедрение эффективных механизмов администрирования налога контролирующими органами с применением автоматизированного анализа налоговой информации с использованием информационных технологий должно предотвратить занижение налогооблагаемой базы и уклонение от налогообложения в Украине (Шаг 11 Плана действий BEPS) и, как следствие, обеспечит повышение уровня капитализации предприятий и предпринимательской активности, создание более мощного стимула для привлечения инвестиций в экономику страны.

Также предусмотрено создание Реестра плательщиков налога на выведение капитала, данные которого обнародуются на веб-сайте Государственной налоговой службы Украины. На начальном этапе (до 31 декабря 2020 года) Реестр будет сформирован Государственной налоговой службой Украины путём включения в него плательщиков налога на прибыль предприятий, зарегистрированных в контролирующих органах по состоянию на 1 декабря 2020 года.

Кроме того, с целью обеспечения прозрачности администрирования налога предусматривается введение автоматизированного анализа налоговой информации.

Таким образом, данный очень значимый законопроект обеспечивает практическую реализацию десяти из пятнадцати шагов Плана действий BEPS и направлен на повышение эффективности налогового регулирования, противодействие агрессивному налоговому планированию, на возвращение доверия к украинской системе налогообложения и обеспечение финансовой стабильности в Украине;

2) № 1181 о налоговом суверенитет Украины и оффшорных компаниях:

согласно исследованию Global Financial Integrity (аналитический центр, открытый в 2006 г. в Вашингтоне, США, который анализирует незаконные финансовые потоки высокого уровня, консультирует правительства развивающихся стран по эффективным политическим решениям и продвигает прагматические меры прозрачности в международной финансовой системе, как средства глобального развития) компоненты глобальной нелегальной утечки капиталов выглядят так:

1) занижение стоимости экспорта (export under-invoicing) — 52,0%

2) завышение стоимости импорта (import over-invoicing) — 31,5%,

3) манипуляции на финансовых рынках (hot money narrow), в том числе путём обмена акций резидента на акции оффшорной компании (в том числе с целью дальнейшего перевода доходов в пользу настоящего бенефициара) — 16,6%.

Для снижения вот такой вот привлекательности использования оффшорных компаний законопроект вводит оффшорную пошлину, которая по сути является внутренним налогом и не подпадает под регулирование международных договоров. Оффшорная пошлина также вводится с целью создания мотивов для передачи активов резидентов в собственность (распоряжение, пользование) лицам, которые не подпадают под определение оффшорных согласно настоящему Закону.

Объектом оффшорной пошлины является финансовый результат отдельной сделки, стороной которого является оффшорная компания или резидент Украины/подконтрольный офшорной компании или отдельный актив, который находится в собственности (управлении, распоряжении) резидента или оффшорной компании.

Немного о международной анти-офшорной практике

В мире не существует универсальных глобальных организаций и унифицированных подходов для борьбы с налоговыми уклонениями и отмыванием «грязных» денег с использованием оффшорных компаний. Более того, в некоторых экономически развитых странах является модной гипотеза, что риск потери бюджетных доходов от создания оффшорных юрисдикций в пределах их материнских или заморских территорий сторицей покрывается экономическими достижениями от привлечения инвестиций из неоффшорных стран.

Так, из 34 стандартных оффшорных зон на Великобританию приходится 15, а на США—5. Кроме того, в ряде развитых стран существует практика создания, так называемых, «оншорных компаний», которые являются безналоговыми (низконалоговыми) и одновременно не раскрывают налоговую информацию в объемах, рекомендуемых ОЭСР или FATF (Например, некоторые холдинги в Австрии, Нидерландах и Дании), или компании, которые в зависимости от резидентства конечных бенефициаров освобождаются от налогообложения национальным корпоративным налогом или платят его по фиксированной ставке (Великобритания, Латвия, Люксембург, ОАЭ, штат Делавэр США и т.п.).

Такие подходы преимущественно критикуются странами, которые исповедуют правила справедливой международной конкуренции при обмене товарами и капиталом. Предоставление любых подобных налоговых привилегий, особенно для пассивных доходов, противоречит как принципам МВФ и ВТО, так и принципам свободной торговли в рамках региональных экономических союзов (ЕС, НАФТА, АТЭС, ЛААИ т.д.).

От оффшоров больше всего страдают страны, где монетарная система является институционально слабой, внутренняя валюта не используется для международных расчётов, добавленная стоимость в структуре цены экспортного товара незначительна, а известный индекс Джини (по степени имущественного расслоения) зашкаливает. Добавим сюда неэффективность судебной ветви власти и высокую коррупцию и получим современную Украину.

Сейчас вопрос оффшоров регулируется рядом международных глобальных и региональных институтов (формально не связанными между собой). Часто возникает парадоксальная ситуация, когда страна-член нескольких из них обязана одновременно следовать правилам, которые противоречат друг другу. Например, когда некоторые нормы Модельной налоговой конвенции ОЭСР противоречат нормам Модельной налоговой конвенции ООН для развивающихся стран; или когда Стандарт автоматического обмена информацией (AEI), введённый Глобальным форумом ОЭСР по вопросам прозрачности и обмена информацией (Global Forum on Transparency and Exchange of Information for Tax Purposes), используется по другим правилам, чем установленные FATF (Financial Action Task Force on Money Laundering) или когда нормы договора о налоговых требованиях к иностранным счетам (FATCA) отличаются от норм регламентов и директив ЕС и др. Следовательно, для достижения целей настоящего Закона было невозможно просто скопировать нормы касательного международного права. Поэтому текст этого Закона является следствием юридической и экономической аппроксимации таких норм в правовую систему Украины.

Так, законопроект №1185 преследует две глобальные цели:

  • во-первых, определить содержание налогового суверенитета Украины (как части её политического суверенитета), а также содержание налогового суверенитета других стран с целью соблюдения одного из краеугольных принципов международного права по равновесию суверенных прав сторон, в частности при решении споров по налоговым вопросам;
  • во-вторых, снизить привлекательность использования оффшорных компаний с целью уклонения от налогообложения или для незаконной репатриации капиталов за пределы Украины или для отмывания средств резидентами Украины (в том числе политически значимыми лицами).

Эти две глобальные цели взаимосвязаны, поскольку для определения оффшорного статуса нерезидента необходимо знать объем налоговых полномочий страны его инкорпорации.

Законопроект так определяет налоговый суверенитет страны—он состоит из совокупности её исключительных прав на введение, изменение и отмену национальных налогов в пределах собственных налоговых юрисдикций, включая предоставление, изменение и отмену налоговых льгот, прав на решение любых налоговых споров, прав на установление юридической ответственности за нарушение норм налогового законодательства и иных прав на администрирование налогов, вытекающих из содержания общего (политического) суверенитета страны.

Для целей настоящего Закона страны могут иметь полный налоговый суверенитет, ограниченный или не иметь налогового суверенитета.

В законопроекте прописано, что Украина обладает полным налоговым суверенитетом, который является частью её общего (политического) суверенитета в понимании части первой статьи 2 Конституции Украины.

В рамках глобальной (локальных, автономных) налоговой юрисдикции Украины не могут вводиться и/или взиматься иностранные налоги.
А лица, которые в рамках любой из налоговых юрисдикций Украины (в том числе на временно оккупированных (аннексированных) территориях Украины) начисляют (взимают) и/или платят иностранные налоги, а также национальные налоги с нарушением норм Налогового или Бюджетного кодексов Украина, подпадают под юридическую ответственность, в том числе (но не исключительно) за превышение власти или служебных полномочий.

В целом, глобальная налоговая юрисдикция Украины состоит из локальных налоговых юрисдикций, границы которых совпадают с административными границами территориальных общин (объединений территориальных общин) Украины.
В рамках налоговых юрисдикций Украины не допускается создание оффшорных зон, регистрация оффшорных компаний и открытие анонимных счетов для налоговых резидентов Украины.

В этом Законе используются и новые для Украины юридические термины: анонимная компания, политически значимое лицо, зафиксирован принцип надлежащей осмотрительности (due diligence).

С настоящим Законом добавляются два приложения, которые являются его неотъемлемой частью. В первом приложении определяется индикативный перечень оффшоров, а во втором — основания, размеры, плательщики оффшорной пошлины.

Безусловно, авторы законопроекта отмечают, что он требует общественного обсуждения с целью определения позиции гражданского общества по использованию резидентами Украины оффшорных компаний и подходов для борьбы с утечкой капиталов, предложенных этим проектом.

№1179 о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины в связи с принятием Закона Украины «О налоговом суверенитете Украины и оффшорные компании» и с целью гармонизации норм НКУ и Закона №1181, среди прочего:

  • перечень налоговых сборов дополняется оффшорной пошлиной;
  • изменяется правило устранения двойного налогообложения: в соответствии с Законом №1181 налоги, уплаченные в оффшорной зоне или оффшорными (оншорными) компаниями, находящихся под контролем налогового резидента Украины, в дальнейшем могут приниматься в расчёт снижения финансового результата к налогообложению налогового резидента Украины только тогда, когда он докажет их экономическую целесообразность, в том числе в рамках апелляционной или судебной процедур. Перечень данных, которые свидетельствуют о такой ​​экономической целесообразности, устанавливается Кабинетом Министров Украины способом, рекомендованным ОЭСР, однако, если такой порядок не установлен, то размер таких налогов не учитывается при определении размера налогового обязательства резидента Украины в результате осуществления такой операции;
  • вводится правило «налоговой консолидации»;
  • изменяются критерии отнесения налогового резидента Украины к числу «больших» с целью предоставления любому плательщику НДС автоматического и упрощённого возмещения НДС.

Нововведения и изменения однозначно создадут условия для увеличения поступлений бюджета, обеспечения его сбалансированности. До начала пандемии Covid-19 и введения в Украине режима карантина и связанных с ним ограничительных мер ожидалось, что синергически при одновременном принятии Закона Украины «О налоговом суверенитете Украины и оффшорных компаниях» и Закона о внесении соответствующих изменений в Налоговый кодекс Украины бюджетные доходы вырастут на 137 млрд. грн. за бюджетный период 2020 года.

Также добавим, что есть ещё один законопроект, принятие которого серьёзно повлияет на все оффшорные компании.