17.05.2019

Новое давление ЕС на оффшоры

5 апреля 2019 года Палата представителей Кипра аналогично иным странам-членам Европейского союза приняла закон (Закон), реализующий положения Директивы ЕС по предотвращению уклонения от налогообложения

(Директива ATAD, № 2016/1164 от 12.07.2016 г.) и позволяющий правительству Кипра эффективно осуществлять свой налоговый суверенитет.

Новое законодательство является сложным и представляет собой серьезное изменение, которое необходимо учитывать всеми корпоративными налогоплательщиками независимо от вида деятельности, которым они занимаются.

Так, принятыми мерами борьбы с уклонением от уплаты налогов являются следующие правила:

  1. общее правило по борьбе с уклонением от налогообложения (General antiabuse rule/GAAR);
  2. правило ограничения вычета процентов (Interest limitation rule);
  3. правило налогообложения Контролируемых иностранных компаний (Controlled foreign company rule/CFC);
  4. правило налогообложения рыночной стоимости актива на момент его перемещения из государства-члена в любое другое государство (Exit taxation);
  5. правило по предотвращению гибридных несоответствий (Hybrid mismatches).

При этом правила №№1-3 вступают в силу 1 января 2019 года, а значит, уже являются действующими, начиная с 2019 налогового года, несмотря на дату публикации данного Закона в Официальном вестнике республики Кипр; а правила №4 и №5 вступят в силу 1 января 2020 года, в связи с чем о них расскажем позже в следующем выпуске Новостей.

Подробнее о нововведенном комплексе мер:

I) новая формулировка GAAR предусматривает обязательное игнорирование и отказ компаниям в применении льгот и иных налоговых выгод при расчете корпоративного налогового обязательства, если основной или одной из основных целей структуры или совокупности структур является получение таковых налоговых льгот, противоречащих смыслу и целям применимого налогового законодательства. При этом такая структура или совокупность структур должна быть поддельной (nongenuine), что проявляется в отсутствии должных коммерческих обоснований, отражающих экономическую сущность.

Иными словами, если одна из стран-членов ЕС определит, что, например, одна из компаний в холдинговой структуре была специально создана для безналогового вывода дивидендов по цепочке, эта страна может отказать в применении 0 % налога и обложить исходящие/входящие дивиденды по стандартной ставке, предусмотренной национальным законодательством.

Однако, такое словосочетание как «одна из основных целей» и размытость формулировок GAAR: «смысл и цели применимого налогового законодательства», «отсутствие должных коммерческих причин, отражающих экономическую сущность» значительно расширяет применимость GAAR и фактически позволяет налоговым органам применять его к совершенно любой структуре, что в итоге может способствовать к созданию двойного налогообложения дивидендов и иным злоупотреблениям. Бизнесу будет сложно доказать, что создание одной из компаний структуры имеет под собой исключительно коммерческую основу, а не получение налоговых преференций.

II) правило лимита вычета процентов ограничивает право налогоплательщика по отнесению процентов на расходы по займам за тот год, в котором они были выплачены, до 30% EBITDA налогоплательщика (EBITDA — прибыль до вычета процентов, налогов, износа и амортизации). Таким образом, данная норма лишает возможности транснациональным группам снижать свои налоговые нагрузки путём предоставления кредитов, выплачиваемых впоследствии по завышенным процентным ставкам дочерними компаниями из низко-налоговых юрисдикций материнским компаниям из государств с высокой ставкой налога на прибыль. Ранее процентные расходы не облагались налогом при соблюдении определенных условий (например, принцип «вытянутой руки»).

Также данная норма содержит определение субъекта-налогоплательщика для целей этой статьи, порядок расчета вычета процентов, информацию об исключениях из данного правила (к примеру, ограничения не касаются: финансовых компаний; обособленных юридических лиц, которые не являются частью консолидированной группы для целей финансового учета; кредитов, используемых для финансирования долгосрочных проектов общественной инфраструктуры, и займов, которые были заключены до 17 июня 2016 г., но такое исключение не распространяется на любые последующие изменения таких займов).

III) правило CFC направлено на то, чтобы остановить перераспределение доходов иностранным дочерним компаниям с низким или льготным налогообложением от их материнских и контролирующих компаний.

Итак, CFC—это организация или постоянное представительство (PE), чья прибыль не облагается налогом или освобождена от налогообложения на Кипре, при условии соблюдения следующих двух критериев:

  1. кипрская компания-налоговый резидент, единолично или совместно с ассоциированными лицами, прямо или посредственно владеет свыше 50% голосов, 50% капитала или имеет право на более, чем 50% прибыли такой организации;
  2. фактический налог, подлежащий уплате на прибыль такой организации или постоянного представительства, ниже, чем разница между корпоративным налогом, которым бы облагалась такая прибыль на Кипре, и фактическим налогом, подлежащим уплате.

В соответствии с данным правилом Кипр получает возможность облагать корпоративным налогом прибыль CFC, перемещенную в низко-налоговые юрисдикции, если такая организация не осуществляет подлинную бизнес-деятельность в этих юрисдикциях. Напомним, что о ведении реальной деятельности свидетельствует наличие персонала, помещений, активов, оборудования и иных фактических обстоятельств. Также налогообложению в соответствии с налоговым законодательством Кипра подлежит прибыль CFC, полученная вследствие вступления в искусственные операции исключительно с целью получения налоговых преференций. Однако и это правило имеет исключение и не применяется, если:

  • Бухгалтерская прибыль CFC не превышает 750 000 евро и неторговый доход не превышает 75 000 евро за налоговый период или же
  • Доходы CFC не превышают 10% от операционных расходов за налоговый период.  При этом операционные расходы для целей налогообложения могут не включать стоимость товаров, проданных за пределами страны, в которой предприятие является резидентом или в которой расположено постоянное представительство.

С целью возможности осуществления налоговыми органами Кипра контроля над такими организациями и постоянными представительствами данным органам понадобится разделять прибыль от nongenuine (поддельных) сделок и реальных сделок, что возможно осуществить исключительно на основании отчетов CFC. Следовательно, будет необходимость подготовки репортинга доходов оффшорных компаний, раскрытие отчетности по месту (на Кипре), что повлечёт за собой потенциальную доступность для налоговых органов, в том числе и Украины (в случае возможности информационных запросов со стороны ГНС Украины). В связи с этим, к примеру, украинским компаниям понадобится:

  • либо организация реального бизнеса в низконалоговых странах ЕС, ведь данная Директива ATAD принята во всех странах-членах Европейского Союза;
  • либо выведение компаний из таких оффшорных холдингов.

А в случае появления специальной отчетности по CFC содержимая в них информация явно расширит поле для мониторинга украинскими налоговыми органами, следствием чего может быть раскрытие тех или иных оффшорных схем.

И хотя Директива ATAD (в соответствии со ст. 3) не исключает применения внутренних
или основанных на отдельных налоговых соглашениях положений, можно спрогнозировать, что транспонирование (преобразование) данной Директивы в кипрское национальное законодательство окажет значительное влияние на налогоплательщиков-юридических лиц. Поэтому предприятиям рекомендуется уже на ранней стадии подробно проанализировать свои структуры и оценить уровень воздействия Закона и необходимость принятия каких-либо мер.